Получив замечание, я машинально сунула листок в карман. После окончания практического занятия по расписанию последней парой была ещё лекция. Проследовав в лекционный зал и усевшись за стол, я вспомнила про сложенный в несколько раз листок. Вытащив его из кармана, я развернула и прочитала. Красивым и явно женским почерком были написаны следующие строки: «Кристина, я уже давно наблюдаю за тобой, подойти и признаться тебе прямо в глаза у меня не хватает смелости. Но и скрывать от тебя уже просто нет сил. Я хочу, чтобы ты знала, я схожу по тебе с ума, я люблю тебя и часто на тебя мастурбирую. Я представляю всё время, как мы с тобой занимаемся любовью и от этого теряю разум, это чувство по отношению к тебе возникло давно, и со временем только усиливается. Знай, я люблю тебя и хочу тебя. Всегда у твоих ног, любящая тебя О. « Вот это да. Потрясённая до глубины души, я перечитывала это любовное послание и даже не заметила, как началась лекция.

   То, что записка была адресована именно мне, не вызывало никакого сомнения. Да, я Кристина, и так сложилось, что девушек с таким же точно именем у нас на курсе больше не было. Во всяком случае, в этом я была уверена на все сто. Значит, эти строки адресованы мне, и тот кто это написал, чётко знал что делает. За те самые десять минут перерыва, которые я отсутствовала, моя тетрадка лежала на столе и незаметно вложить туда записку не составляло труда. И писала это девушка. Причём в душевном порыве, и на обычный розыгрыш это было совсем не похоже. Такое откровенное послание вряд ли сумеет придумать какой-нибудь шутник. В написанных строках жила настоящая страсть и я почувствовала, что густо краснею. Кто же это мог быть? Да кто угодно. Быть может кто-то из нашей группы, а может и со всего курса, тот, у кого я всё время на виду. Вне всяких сомнений, писала такая же девушка-студентка как и я сама и просто так угадать автора любовного письма не представлялось возможным. Было понятно, что написавший письмо сохранил инкогнито боясь того, что я возьму да и подниму его на смех, и не дай Бог вслух зачитаю это при всех.

   Я вдруг привстала и начала оборачиваться вокруг. Кто-то сидел писал, кто-то трепался шёпотом, а кто-то хихикал и щипал своего соседа. Но на меня ровным счётом никто не обращал никакого внимания. Я развернула записку и перечитала её ещё раз. Чёрт возьми, простой исписанный листок поднял в моей душе целую бурю. Сосредоточиться на лекции я уже не могла и потихоньку поднявшись, я на цыпочках вышла из зала. Спрятав записку подальше в сумку, я вышла из здания университета и направилась в сторону общежития. Всю дорогу я думала про эту чёртовую записку и не могла выбросить эти мысли из головы. Мне казалось теперь, что кто-то всё время ходит за мной по пятам и незримое присутствие любящей меня девушки ощущалось постоянно.

   Я училась в медицинском университете на третьем курсе педиатрического факультета и готовилась стать врачом. А до этого, что-ж, до этого сразу после школы я пошла торговать на рынке всякой ерундой. Поняв наконец бесперспективнось этого занятия я подала документы на юридический и провалила вступительные экзамены, в последующий год я поступала вторично и успешно провалилась ещё раз. Ещё через год, определившись с выбором профессии я уехала в другой город поступать на экономический, и провалилась снова, недобрав при поступлении всего один балл. Там же я случайно познакомилась с мужчиной, который был старше меня на 18 лет и выскочила за него замуж. Наш брак оказался неудачным и я прожила с ним полтора года. Я никак не могла от него забеременеть и он нашёл себе любовницу на стороне.

   Мой муж был лётчиком гражданских авиалиний и подолгу пропадал на своих перелётах. Затем я узнала, что он сошёлся за моей спиной с членом из его экипажа — молоденькой стюардессой, которая тут-же от него забеременела и мне пришлось подать на развод. Он сразу же притащил её к себе в дом, а меня выставил за дверь, вышвырнув мои вещи на лестничную клетку. Переночевав на вокзале, вся в слезах, на первом же поезде я вернулась домой. Моё потрясение длилось ещё полгода. Но жизнь продолжалась и надо было жить дальше. Работать простым реализатором в магазине мне надоело, и я снова уехала поступать уже на медицинский. Тщательно подготовившись, я наконец успешно сдала вступительные экзамены и прошла по конкурсу. На данный момент я училась уже на третьем курсе. Парней к себе я не подпускала два года, но тяжесть от неудачного брака постепенно отошла на второй план и я познакомилась с парнем со старшего курса. Мы гуляли вместе, ходили в клубы и на дискотеки и целовались даже, но в постель к себе пускать его я была ещё не готова.

   И вот сегдняшняя откровенная записка совсем выбила меня из душевного равновесия. Прийдя в общежитие и поднявшись по ступенькам, я вошла в свою комнату. Усевшись на кровать, я вновь достала и перечитала записку. Я вдруг почувствовала непонятное напряжение внизу живота и какое-то волнующее чувство охватило меня. Повинуясь внезапному порыву, я легла на кровать, зсунула руку себе под трусы, и заведя два пальца поглубже во влагалище, начала мастурбировать. Я представляла себе девушку, автора злосчастного письма, представляла как мы целуемся и ласкаем друг друга, и возбуждалась ещё больше. Мне было стыдно, но остановитьться я уже не могла. У меня так давно никого не было. Но потребность в половой близости была, природа требовала своего, и это действие я совершала почти инстинктивно. Одной рукой я гладила себя за грудь, а другой ласкала взмокший клитор. Я периодически изгибалась и нежно стонала. Понятное дело, что дверь я не закрыла и не заметила, как в помещение тихо вошла второкурсница Олеся, с которой я делила эту комнату. Она тихо прикрыла за собой дверь и молча наблюдала за мной. Наконец я заметила её и спохватилась. Быстро отряхнувшись я села на кровати, опустив голову. Вот чёрт, она всё видела. Видела, как я страстно занимаюсь онанизмом и изгибаюсь всем телом и я чувствовала, как густо краснею от стыда. Олеся же смотрела на меня. И на её лице была написана её величество похоть! Губы были приоткрыты и она облизывала их языком. Стройная жгучая брюнетка, она просто пожирала меня своими чёрными глазами.

— Зачем ты остановилась, Кристина. Продолжай, я никому не скажу, никто не узнает. Ну давай же.

— Нет, я не буду, мне и так уже стыдно, ты не должна была это видеть — ответила я.

— Но ведь это же вполне естественно. У тебя долго никого не было, ведь организм же требует. Я помогу тебе.

   С этими словами Олеся, медленно цокая каблучками, подошла ко мне. Её рука двинулась вперёд и я почувствовала у себя под лифчиком нежные девичьи пальцы. Я не знаю, как это получилось, но толчок страстного блаженства вдруг подхватил меня и я выгнулась навстречу, прижимая её руку к себе. Олеся наклонилась ко мне и прижалась своими губами к моим. Наши языки встретились и переплелись. Я целовалась со своей подружкой и возбуждалась от её откровенных прикосновений. Она скинула туфли и взобралась на кровать, обхватив своими коленями мои бёдра с обеих сторон так, что лицо моё оказалось как раз у неё между ног. Накинув подол своей юбки прямо мне на голову, она одной рукой ... обняла меня за шею, а второй вновь обхватила за грудь. Подчиняясь внезапному порыву, я сдвинула полоску тонких трусов в сторону и приготовилась к ласкам.

— Давай, начинай — горячо прошептала девушка и я прильнула губами к её повлажневшей промежности.

   Олеся тяжело задышала и прижала мою голову к себе. Я проникла языком вглубь её пещерки и медленно обвела языком клитор. Девушка вздрогнула и застонала, обильно смазывая мне губы своими выделениями. Двинув одну ногу вперёд, она перекинула её через моё бедро и пальцы её стопы оказались у меня между ног. Я обняла её ногу и прижала к себе. Я ласкала и облизывала ей клитор и пещерку, а она стимулировала меня пальцами стопы. Мы двигались навстречу друг другу и тонко стонали. Это был мой первый полноценный секс за всё время моей учёбы, да и вообще с тех самых пор, как я развелась. Мы трахались и кровать скрипела. Никто нам не мешал. Наконец девушка в последний раз вздрогнула и кончила мне в рот и на лицо вязкой жидкостью, следом за ней кончила и я, обильно вымазав ей ногу.

Какое-то время мы молча сидели на моей кровати. Затем Олеся встала и привела себя в порядок.

— Пусть это будет нашей маленькой тайной — сказала она — вообще-то у меня есть парень, но иногда мне хочется близости с девушкой.

— Скажи — обратилась я к ней — это ты написала мне записку?

— Записку? Ты что, подруга, зачем мне тебе что-то писать, если мы живём в одной комнате и я всегда могу к тебе обратиться безо всяких записок. Я ничего тебе не писала. А может и писала, но не признаюсь ни за что. А что в записке-то?

— Да нет, ничего, ерунда какая-то — ответила я и пришла к выводу: раз не знает содержания, значит не писала.

— Ну а если возникнет желание, ну, это — и она провела себе пальцем между ног — всегда обращайся, для меня это не зазорно.

— Да мне стыдно как-то — отвечала я, снова краснея.

— Ну тогда подрочи в моём присутствии, и я сразу всё пойму, я за свободную любовь и безо всяких там комплексов — сказала она развратно хихикая — пойду ногу помою, а то ты всю мне её обкончала.

Значит, писала не она. Тогда кто-же? После секса с Олесей на душе отлегло. Я пошла умылась и уселась за зубрёжку. На следующий день как обычно, я пришла на занятия. Усевшись в лекционном зале, я вертела головой и всматривалась в лица студенток. Впрочем, на меня никто не обращал внимания и я уткнулась в свои тетради. День прошёл и занятия окончились. Сегодня я решила подтянуть хвосты и отработать неуд по гистологии. Я отправилась на кафедру и проторчала на отработках ещё два часа. На улице начинало темнеть и внезапно пошёл сильный ливень. Естественно, зонта у меня с собой не было, а до общежития путь был неблизкий. Я стояла под навесом у входа в учебный корпус и выйти наружу не могла. Когда же кончится этот дождь? Но непогода разыгралась не на шутку и дождь полил сильнее, прямо как из ведра. Внезапно сзади кто-то подошёл.

— Как холодно сразу стало — произнёс женский голос и я обернулась.

Это была Ольга, девушка из моей группы. Так же как и я, она отрабатывала тему по гистологии и вышла под навес следом за мной.

— Кристина, у тебя зонтик есть? — спросила она.

— Нет — вздохнула я — и даже не знаю, как доберусь до общаги, да и темнеет уже.

— У меня предложение. Я живу недалеко, через квартал, и у меня есть зонтик. Вместе мы под зонтом добежим до моего дома и ты переночуешь у меня. А завтра уже пойдёшь в общежитие, если дождь не закончится, я дам тебе другой зонт.

— Оля, спасибо, но неудобно как-то.

— Всё удобно, ты меня не стеснишь, я живу одна и мне будет даже веселее.

— Ну ладно, тогда побежали.

И мы, уместившись под одним зонтом, побежали к ней домой. Тем не менее, когда мы оказались в тесной Ольгиной квартирке, мы промокли с ног до головы. Оля выделила мне один из своих домашних халатов и я развесила в ванной свои вещи. Мы пили горячий чай и согревались. У меня зуб на зуб не попадал и я никак не могла согреться.

— У меня есть один большой и тёплый плед — сказала Ольга — и мы можем укрыться под ним вдвоём. Кровать широкая, места на двоих хватит и нам будет тепло и уютно.

— Ладно, давай — согласилась я — а то и правда простынем ещё.

Оля разложила постель и я нырнула под тёплый плед. Она улеглась рядом и потушила свет, оставив гореть тусклый ночник. Под тёплым и пушистым покрывалом я понемногу согрелась и веки мои потяжелели. Но уснуть мне не пришлось. Мягкая девичья рука обвила мою талию и легла мне между ног. Ласковые пальцы проникли под трусы и погладили мои губки. Внизу живота зашевелилась приятная тяжесть и я тут же встрепенулась. Я убрала от себя её руку и повернулась к ней лицом.

— Оля, что ты делаешь, ты что, пристаёшь ко мне?

— Прости, я не сдержалась.

Она вдруг включила торшер и заговорила:

— Кристина, помнишь ту записку, ну, на практике, на перерыве, её написала я, и вложила тебе в тетрадь, когда тебя не было.

И вот тут-до до меня дошло. Во всяком случае записка была подписана начальной буквой её имени.

— Так это ты мне написала любовное посланиё?

— Да, это писала я — сказала она тихо и покраснела.

Затем вдруг девушка страстно заговорила:

— Кристина, я давно уже сильно и безнадёжно люблю тебя. Я пыталась с этим справиться, как-то бороться, но ничего не могу с собой поделать. Что бы я не делала, чем бы я не занималась, ты всё время перед глазами, и такое чувство, что ты где-то рядом, совсем близко и вот-вот меня приласкаешь. Я люблю тебя болше года но мне кажется, что я любила тебя всегда. Ну за что мне такое наказание. Я никогда тебе бы не призналась, но само провидение свело нас вместе в одной постели и я не смогла удержаться. Прости меня.

Я смторела на девушку и до глубины души была потрясена её нежным и страстным признанием. Лицо её полыхало от чувств и из глаз текли слёзы.

— Теперь ты уйдёшь? Прошу, умоляю, не уходи, не оставляй меня без ответа.

О чёрт, её признание совсем лишило меня душевного равновесия. Такая милая, совсем ещё юная девушка вдруг неожиданно призналась в любви той, которая была намного старше её и уж точно не стоила её чувств и горячих слёз. И я совсем растерялась.

— Оля, зачем ты тратишь на меня свою любовь, я же старая совсем для тебя, и я тебя не стою, не знаю даже, ну найди себе кого-нибудь помоложе, или парня себе найди, что-ли. Они же кругами за тобой ходят.

— Нет, не буду никого искать, мне нужна только ты, я тебя только одну люблю, я не знаю, почему это со мной происходит, но мне больше никто не нужен.

Я лежала, закусив губу и думала. Как всё же странно судьба распоряжается с нами. Ведь она моложе меня лет на шесть, если не больше, и выглядит совсем ещё ребёнком, и своими развратными лесбиянскими прикосновениями я испорчу её вконец. А что будет, если её чувства ко мне со временем ослабнут и сойдут на нет? Тогда она трезво оценит своё положение и возненавидит меня. И всё же, она вполне срвершеннолетняя и должна отдавать отчёт своим поступкам. Ну и наконец, как говорится, сердцу всё равно не прикажешь. Конечно, она совсем не такая как пошлая и развратная Олеська, между ними целая пропасть, но тем не менее...

С другой стороны, своей запиской и своим признанием она насовсем растревожила мне душу и теперь меня к этой девушке влекло. Почему бы и нет? Ведь я могу дать ей то, о чём она мечтает, и она совсем рядом, в такой манящей близости.

Я ощущала на себе её горячее дыхание и запах её возбуждённого тела притягивал всё сильнее и наконец я сказала:

— Успокойся, я не уйду. Ты чистая душа и тоже мне нравишься. Просто я в жизни уже один раз обожглась и мне снова не хочется наступать на одни и те же грабли. Можно к тебе прикоснуться?

— Неужели сбылось? — страстно прошептала Ольга — конечно, я твоя теперь, прикасайся и люби меня — и она подалась вперёд, подставляя мне своё юное и гладкое тело.

Я протянула руку и кончиками пальцев медленно провела по её щеке, спустившись вниз по шее и положила ладонь на её грудь. Девушка вздрогнула, отозвавшись всем телом на мою ласку. Она глубоко вздохнула, её глаза заблестели, а губы приоткрылись.

— Ну поцелуй же меня — умоляюще прошептала она и обняла меня за шею.

Я припала к её губам и проникла внутрь языком. Ольга встретила его своим и прижалась ко мне. Я положила свою руку ей между ног и завела внутрь пещерки сразу два пальца. Я стала водить ими вокруг клитора и юное тело начала бить крупная дрожь. Девушка оторвалась от моих губ и страстно застонала.

— О боже! — шептала она — какое счастье, давай же, не останавливайся.

   Она буквально горела от страсти, обильно смазывая мои пальцы и я почувствовала рукой, что она девственница. Что же это получается? Выходит, у неё до меня никого не было? И я её первая настоящая любовь? Во всяком случае, ни одного парня не было точно и я решила действовать осторожнее. Я опускалась всё ниже, размеренно лаская её грудь. Втянув губами сосок я нежно прикусила его и она вновь застонала, обнимая меня за плечи. Целуя и облизывая её плоский живот, я опускалась всё ниже. Оля извивалась и выгибалась вперёд. По её неопытным и таким трогательным движениям я поняла, что любовью она занимается скорее всего в первый раз. Значит ли это, что она лесбиянка от природы и парни её не интересуют вовсе. Может быть. Но меня возбуждала эта нетронутая красота и я продолжала опускаться. Проведя языком по гладким и влажным губкам я проникла внутрь пещерки языком и нащупала твёрдый клитор. Девочка вновь задрожала и почти закричала, судорожно прижимая мою голову к себе между ног. Я сделала несколько плавных движений по клитору и она вдруг бурно кончила прямо мне на лицо, вымазав мне щёки и подбородок. Её звонкий и тонкий крик чуть ли не сотряс стены маленькой комнатки, после чего она откинулась на подушку. Некоторое время мы лежали без движения, затем она тихо проговорила:

— Кристина, спасибо тебе. У меня никого до тебя ещё не было и мне никогда так не было хорошо.

— Я знаю, я почувствовала, что ты ещё девочка.

— Ты не бросай меня, прошу не уходи, я люблю тебя.

— Я не уйду, не бойся, я тоже тебя люблю.

Мы занимались любовью потом всю ночь и я была счастлива. Я была настроена на продолжение отношений и Ольга об этом только и мечтала. Через два дня я переехала в её квартирку из общежития. Когда я собирала свои немногочичленные вещи, пришла Олеся.

— Уходишь? — спросила она?

— Ухожу — отвечала я и продолжала собираться.

   Олеся сидела, опустив руки и молча смотрела как я упаковываю вещи. Уложив в сумку нехитрый скарб, я застегнула молнии и присела на кровать рядом с девушкой. Она посмотрела на меня, опустила голову мне на плечо и тихо заплакала. Я погладила её за волосы. Она молча отстранилась и тихо сказала:

— Ну иди, пусть у тебя всё будет хорошо. Иногда вспоминай меня. Иди.

Я встала и, подхватив сумку, не оборачиваясь вышла. Я поняла, что Олеся любит меня, но я полюбила Ольгу. Странно, так кто же из них записку-то написал? А не всё ли теперь равно ...

Рейтинг@Mail.ru